А.Г. Сотников – о жизни и о себе…

Доктор технических наук, профессор кафедры кондиционирования воздуха СПбГУНПТ (прежнее название, до сих пор живущее в обиходе общения ЛТИХП – холодилка) Анатолий Геннадиевич Сотников прошел долгий путь профессиональной работы от студента ЛИСИ до профессора кафедры. Как сказал в свое время руководитель его научной работы д.т.н., проф. Г.А.Максимов (столетие со дня его рождения пришлось на 3 декабря 2003г.– см. памятную статью в журнале «Инженерные системы»№3, 2003г.) как напутствие и одновременно предупреждение (октябрь 1964г.) – «только помни – никогда тебе в жизни не будет покоя». Мы, его ученики и аспиранты, по молодости и неопытности еще не понимали, что работаем с человеком необычайно широкого диапазона интересов и возможностей: от климатологии (д.т.н. Л.Б.Успенская) до прецизионного кондиционирования воздуха (КВ) – к.т.н., доц. Ю.Н.Хомутецкий, от исследования шероховатости воздуховодов (к.т.н., ст.н.сотр. Г.Я.Крупкин) до аэрации цехов алюминия (к.т.н., проф. В.В.Дерюгин), от акклиматизации кожи (к.т.н. доц. О.А.Зибрев) до систем кондиционирования с переменным расходом воздуха, VAV-систем (д.т.н., проф. А.Г.Сотников), от технологического КВ (д.т.н., проф. Б.Н.Юрманов) до теории струйных течений (незабвенный, рано и трагически ушедший из жизни И.И.Яковлев - наш декан и молодой докторант).

И хотя мне пришлось к удовольствию общаться и с другими видными специалистами (Е.В.Стефанов, М.И.Гримитлин, В.Н.Тетеревников, Е.Е.Карпис, В.Н.Языков, Б.В.Баркалов и многие- многие другие), именно Г.А.Максимов оставил в моей судьбе особый след. Наверное через него мы широко поняли профессию, если все вышеназванные одновременно, как муравьи, трудились по широкому спектру проблем. Неинтересное преподавание для меня было скомпенсировано работой в СКБ (студенческое КБ при кафедре). Испытания и паспортизация вентустановок вполне заменяли то, что относилось к учебе… Да и что тогда по серьезному знали, глядя из XXI века, пожалуй речь шла только о понятиях и представлениях…

Учился хорошо, в охотку, получал среди троих из нашей группы Ленинскую стипендию (72руб. в «тех» деньгах), да еще в СКБ…

Четко запомнил, что всегда интересовался специальностью. Книг почти не было, но в каникулы упорно читал единственный и одновременно очень непростой учебник Р.М.Ладыженского. Мало что понимал, но старался. Потом, через три десятка лет понял, что по нему автор защищал докторскую, но получил профессора. Потом мне попала стенограмма защиты со знакомыми фамилиями (декабрь 1964г.)

Еще один эпизод: на курсовом никак не мог понять, как определяют влаговыделения в гардеробе. Руководитель – незабвенный и оригинальный В.В.Конокотин спросил, зачем у меня голова и предложил подумать… Я «подумал»: одел старый плащ, ходил под дождем, намочил его, а потом повесил сушиться на весы. Так по времени и узнал, как высыхает одежда, доц. В.В.Конокотин меня похвалил. Ерунда, но ведь надо было придумать что-то… Этот пример подвиг меня к размышлениям.

Потом было распределение (место работы определял по карте с нанесенными точками возможных мест, концентрическими окружностями по циркулю, одна ножка которого была там, где жил - у пл.Л.Толстого). Выбор естественно был неудачен, но в полутора остановках от дома. Проектирование корпуса вспомогательных помещений (раздевалки, душевые, курительные и др.) не шло ни в какое сравнение с проектом КВ сборочного цеха радиоэлектроники– п/я499 (рук.– к.т.н. Л.Б.Успенская). Но время не терял и, подумав, пошел учиться дальше (ЛЭТИ). Работа в ГИПРОМЕТИЗЕ продолжалась два года, потом перешел в ГИПРОКИНОПОЛИГРАФ (подальше от дома, но значительно интересней). Хотя институт был проектный (подчинялся Кинофотоинституту), мне досталась тема НИР по разработке СКВ для сушильных шкафов проявочных машин. Начались командировки: Москва, Харьков – там кинокопировальная фабрика. Но это длилось недолго – в октябре 1964г. проф. Г.А.Максимов «сделал мне предложение» - поступать в аспирантуру. Сначала на заочное, а с апреля 1965г. на дневное обучение (этот термин неточный, лучше называть «это»исследованием). Тема была очень интересная – по заданию ГИПРОНИИ АНСССР для проектируемого здания ИПАН (Института полупроводников) надо было исследовать узлы СКВ с количественным регулированием, теперь это называют VAV– системы. Дружба с ГИПРОНИИ продолжается и до сего дня. Выиграв в 2001г. тендер, этот институт стал генпроектировщиком Стрельнинского ДПА, а я получил приглашение быть главным консультантом по СКВ и CВ многочисленных объектов…

Но это было потом… А пока были исследования, студенты–помощники, несколько стендов. Венцом работы была премия студентам– золотые медали за лучшую работу в городе, РСФСР и СССР. Это приятно вспоминать, да и стенд был интересный (весь на “всасывании с коллекторами по лемнискате”). На нем можно было делать много замеров расходов воздуха и очень быстро обрабатывать результаты…

Диссертацию защитил почти сразу, в июне 1968г. ГИПРОНИИ тогда запроектировал кроме ИПАН, Физтех и САО (специальную астрономическую обсерваторию, ст.Зеленчукская Краснодарского края). Тогда уже я перешел в “Холодилку” и трудился ассистентом– с этого все начинают. Проф. РМ.Ладыженского видел мало, он умер в мае 1968г., хотя он меня «звал» гораздо раньше– в 1964г. Я не поверил – предчувствие, интуиция. Я- «Лисенок», наверное поэтому в “Холодилке” все казалось чужим и незнакомым. Долго работал «под» проф. В.Н.Языковым, он пришел заведовать из ВМА (Военно-Морская Академия). Занимались судовыми СКВ, первую не очень сложную, но аналитическую задачу решил в первый же рабочий день (02.02.68.), чем весьма удивил шефа. В освоении методики преподавания меня обхаживали асс. Т.Н.Бегунова и доц. О.С.Шаган, я им, давно ушедшим, благодарен до сих пор и помню. Еще в аспирантуре познакомился в командировках с молодыми Е.Е.Карписом, Б.В.Баркаловым, О.Я.Кокориным, И.Г.Сенатовым, юными А.Я.Креслиным, Л.И.Неймарк, В.П.Ильиным, много москвичей, все не упомнишь…

Тогда же начал обучать инженеров в ЛДНТП (Ленинградский дом научно-технической пропаганды) и делал это много лет: семинары, циклы. Учились учить у Е.В.Стефанова, В.Д.Коркина, друг у друга. Сильно помогли харьковские друзья и коллеги: З.Гольденберг, И.Зингерман, Л.Берман, А.Степанов, другие– они разбавили наше ленинградское сообщество кондиционерщиков, очень много знали и широко, не сантехнически смотрели на вещи… Теперь уж многих нет, а те далече. Автоматчики все понимают в динамике, это диалектика по сравнению с нашей метафизикой. И в дальнейшем они помогли: например в 1975г. И.Зингерман помогал мне осваивать и ставить новый для меня и кафедры курс «Автоматизация СКВ», а вместе со студентами ходил на лекции и учил их.

«Пиком» своей преподавательской работы считаю середину 90-х, когда в течение учебного года читал пять разных дисциплин («человек– оркестр», как обозначил это проф. В.В.Дерюгин).

Через ЛДНТП и учебный процесс очень сблизился с проектным делом: на самом деле это интересно- разработка и реализация проектов. Другое дело, что в советское время каждый отвечал только за свое и «под ключ» не делали, разве что правительственные объекты и уникальные, заранее разрекламированные, стройки (Кремлевский Дворец Съездов, здание ГОССТРОЯ СССР, административные здания на Новом Арбате, большие гостиницы и другие). Проект, стройка, монтаж, наладка и эксплуатация были независимы друг от друга, да и большая часть проектов оставалась на полках. «Цена» проектирования была очень низкой (до 0,2…0,5% от стоимости здания), к тому же, всё было типизировано: жилье, кинотеатры, клубы, поликлиники, больницы, магазины-«стекляшки» и др.). Разве что детей «выпускали» индивидуально.

Типовые проекты приобретали в Тбилиси, в ЦИТП (центральный институт типовых проектов). Много решений было стандартных, малоэффективных, неуправляемых …короче «дубовых». С тех времен нам достались жилые дома с неуправляемым отоплением, негерметичными световыми проемами, ненадежными инженерными сетями.

Типизация живуча и сохранилась если не в делах, то в мышлении. Конечно удобно: «я думаю так как это делал всегда». А эффективно, надежно или удобно– пускай думают другие. Мы мало меняемся. В этом смысле удобны молодые специалисты, при их схеме «белый лист», они без традиций и устойчивых пристрастий. Убедился и вперед…

В 70-е-90-е годы сблизился с Ленпроектом (теперь ЛенНииПроект), ПИ-1, ГСПИ, ГИПРОСВЯЗЬ, ГИПРОКИНО, ГИПРОЭНЕРГОМАШ, другими проектными институтами. Работа периодически была, платили мало, но и деньги были другими, без нулей. Мы вместе проектировали СВиКВ цехов предприятий, завода робототехники, киносъемочные павильоны «Ленфильма» в Сосновой Поляне, шиноремонтные предприятия – много чего было, всего не упомнишь. После гибели АПЛ «Комсомолец» разрабатывал специальный стенд для испытания генератора 7-го отсека в переменных температурно- влажностных режимах (для ГИПРОЭЛЕКТРО). В те времена (1987-1990г.г.) не было оборудования для обеспечения 65оС и 100% влажности воздуха, так что пришлось выдумывать на базе местных неавтономных кондиционеров КНБ ДМЗ «Кондиционер». Среди запроектированных систем – большая часть была переменной производительности (как теперь пишут: VAV-системы).

Не без «блата» (а что в советское время было основным понятием, на котором держалась карьера, питание, одежда, путевки…короче, вся это собачья жизнь…Вы помните читатель?) пролез в «Стройиздат» (1974г.). Первый раз попробовал и написал книгу «СКВ с количественным регулированием» (1976г.). Как говорится… «первый блин комом». Но с другой стороны, появился новый, весьма специфический опыт писать, работать с редактором, корректором, думать о читателе, доступности материала…

Когда я «делал» второе издание этой книги («Стройиздат» (1984г.), то под другим названием- «СКВ с переменным расходом воздуха» было и совсем другое содержание, от прежнего осталось примерно 10%. Растем-с! Думаю и уверен, что кроме общих книг должны быть и более узкие по теме, более глубокие специальные издания. Типичный пример такой попытки – книга В.В.Ловцова «Прецизионные СКВ» (1971г.?), переизданная Ю.Н. Хомутецким при навсегда и рано ушедшем Викторе Викторовиче, все они– наши земляки, друзья и коллеги. О каждом можно много что порассказать…

В 1975г. на нашей кафедре КВ ЛТИХП произошли изменения. Пришел д.т.н., проф. А.А.Рымкевич со своим коллегой- д.т.н., доц. В.М. Черепановым. Стало, кроме судового развиваться т.н. общепромышленное КВ, а точнее КВ промышленных и гражданских зданий. Появились соответствующие темы НИР. А до этого я занимался судовыми СКВ и моделировал процессы в каюте (физическая модель, кажется 5:1). Даже ездил в фирму А.Н. Туполева в поисках НИР, но они в авиации не заинтересовались нашими предложениями.

Началась оптимизация, работа на ГОССТРОЙ СССР, новые люди: С.В. Нефелов, В.И. Прохоров, Л.И. Неймарк, И.Г. Сенатов, Е.Е. Карпис, А.Я. Кокорин и др. Странная и непонятная манера работы была у московского руководства: деньги на НИР они брали в ГОССТРОЕ, 80…90% оставляли в «метрополии», то есть у себя. Остаток “сбрасывали” в Ленинград, Ригу (А.Я. Креслину, кафедру РПИ), Харьков (ВНИИКондиционер – хотя видимо это не так, ведь завод (ХЗК) «питался» из своего министерства МИНСТРОЙКОММУНДОРМАШ – вот такое простое(!) и понятное название).

С 1975 г. произошло перераспределение учебных дисциплин по кафедре, каждому поручили «свою» (одну или две). Уже была открыта специализация «машины и аппараты систем кондиционирования и жизнеобеспечения» (последнее слово появилось потому, что мы находились «под» кафедрой Э-4 МВТУ им. Н.Э.Баумана, а они занимались известно чем …). Кстати, кафедру организовали после аварии космического корабля и гибели трех космонавтов – Волкова, Добровольского и Пацаева, жаль, что не помню их имена.

После перераспределения мне достался такой предмет, как «Автоматизация систем кондиционирования и жизнеобеспечения». Несмотря на книги М.Б.Халамайзера, Г.В. Архипова, Ю.С.Давыдова и С.В. Нефелова, Б.Н. Юрманова мне это для курса совсем не подходило по разным причинам. Эта дисциплина сложная, как говорят «на стыке», а стыки всегда плохо заделывали. Короче, после помощи И. Зингермана решил писать книгу, которую и издал в «Машиностроении»(1984г.). Период был для меня очень трудный – кроме всех дел, нужно было практически, в одно короткое время написать две книги, упомянутые выше: для «Стройиздата» и «Машиностроения». Помогла удачно придуманная стратегия– идти от более известного к менее известному и более трудному… До сих пор не слышал особых нареканий, убедился, что и сейчас она лежит на столах у инженеров. А это самое главное…

Много занимался производственными практиками и в нашем городе, и в России (Ярославль, Житомир, Даугвилс и др.) выбирал передовые предприятия, а летом старался совместить с отдыхом.

По результатам работы, в 1994 г. защитил «докторскую». «По совокупности» стали такое разрешать не только главным конструкторам и директорам, но и кандидатам – было бы что защищать…

Так прошли годы. Теперь – новые времена и новые нравы. Но по-прежнему работаю консультантом в ведущих климатических компаниях Санкт-Петербурга. Выполнял работы для множества современных нетрадиционных объектов, в т.ч. для Стрельнинского ДПА (апрель 2002- апрель 2003г.). Много интересного сделано в проектах музейно- исторических зданий города (корпуса Бенуа Государственного Русского музея, Зубовский корпус Екатерининского Дворца и др). Мои свежие разработки читайте в разделе Спецтехнологии и Интересные статьи на нашем сайте.

Уже три года собираю материал и пишу главы для книг: «Автономные и специальные СКВ», «Процессы, аппараты и системы кондиционирования и вентиляции».

Книги – это то, чего не хватает инженерам (но не любые, а прежде всего логичные, системные, глубокие и в тоже время понятные).

Так что жизнь продолжается!